Как поживает Google+ и почему борьба соцсетей важней её исхода

Как поживает Google+ и почему борьба соцсетей важней её исхода

Со дня старта социальной сети Google+ прошло ровно три недели — и можно подвести предварительные итоги. Прежде всего, испарились последние сомнения насчёт того, какое место займёт новый проект в пёстром списке экспериментальных начинаний поискового гиганта. Эрик Шмидт уже покаялся публично за свою неспособность поставить социальное ударение, а буквально вчера прямо заявил, что компания должна была сделать G+ намного раньше.

Принявший эстафету Ларри Пейдж, отчитываясь перед акционерами за последний квартал, и вовсе превратил Google+ в главную конфетку этого обычно скучного шоу. Достаточно сказать, что тезисы выступления Пейдж разместил в собственном гуглплюсовском аккаунте, а отклик публики на запуск новой соцсети охарактеризовал не иначе как поразительный.

В настоящий момент истерия продолжает нарастать и хоть регистрация до сих пор ведётся только по приглашениям от уже действующих участников (а может и благодаря этому — спросите про искусственный дефицит у Spotify!), Гугл Плюс уже стала самой быстрорастущей социальной сетью за всю историю существования подобных проектов.

Если вы пропустили старт, можете без особых упущений представить Google+ как социальную сеть с акцентом на приватности. Оригинальная структура связей позволяет участникам легко разграничивать доступ к публикуемой информации: будь то семейные фото, которые следует сделать доступными только узкому кругу родственников, или известие об уходе в отпуск, видимое и семье, и друзьям, и коллегам.

Практическую ценность жёсткого контроля над персональными данными проиллюстрировали знаменитости, первыми заведшие здесь странички. А самым популярным пользователем новой сети, набравшим четверть миллиона последователей не написав ни единой строчки, стал Марк Цукерберг.

Он же первым воспользовался и privacy-функциональностью G+ на полную катушку: Марк почти полностью закрыл свою страницу от посторонних — попробуйте-ка повторить это в Facebook! Аспекты управления приватностью в Google+ столь же интересны, сколь и сложны. Им уже посвящают циклы статей и в общем они стоят того, чтобы раздобыть наконец это проклятое приглашение.

Однако с момента пуска Google своей социальной сети, в жизни компании случилось ещё одно важное событие. Ларри Пейдж завершил первый квартал на посту генерального директора и представил блестящий отчёт, буквально по всем пунктам превзошедший ожидания аналитиков. Технарь до мозга костей, Пейдж суммировал итоги десятком строчек, где, помимо констатации рекордной выручки (9 млрд. долл., самый большой прирост за несколько лет), нарисовал чёткую картину того, чем занимается сегодня поисковый гигант и что для него особенно важно.

Бизнес Google делится на три категории. В первой, ключевой, находится поиск и реклама. Вторая содержит побочные продукты и сервисы, получившие признание публики: браузер Chrome со 160 млн. пользователей, платформу Android с 550 тысячами активаций в сутки. Третья категория содержит опытные разработки, ярчайшей из которых стала Google+. Пейдж положил конец домыслам и кривотолкам относительно фактической популярности новой соцсети. По состоянию на прошлую неделю, в G+ было зарегистрировано больше 10 млн. аккаунтов и свыше одного миллиарда публикуемых контент-единиц в день.

Расшифровка выступления Пейджа проста: гигант, располагающий 39 млрд. долл. наличности и 28 тысячами сотрудников, силён по всем позициям, от фундаментальных до экспериментальных. При этом социальное направление имеет шанс стать самым горячим. Сторонние эксперты уже предрекают G+ переход стомиллионной отметки в ближайшие месяцы (беспрецедентный рывок), но без знания внутренней механики Google это всего лишь цифры.

Понять, за что компания ценит свой новый проект и как его развивает, помогли неожиданные откровения её бывшего сотрудника, Поля Адамса, перешедшего в Facebook незадолго до старта Google+. Адамс, на минутку, тот самый человек, который придумал механизм социальных кругов (Circles), основополагающую функцию соцсети поискового гиганта.

Так вот Адамс считает, что в Google царят технари. Здесь ценят воплощённые в коде и железе технологии, подтверждённые статистическими данными, но не красивые идеи или чистую науку. Помните Цукерберга, для которого социальная сеть была важна потому, что каждый хочет рассказать о себе и узнать что-то о друзьях? Google — полная противоположность.

Здесь нет места эмоциям, интересам, психологии: задачи решают инженеры, не дизайнеры. Социальная сеть привлекает Google только как дополнительный источник сведений о Сети и сетянах, источник, который добавит информационной ценности всему комплексу Google-сервисов, а параллельно ещё и станет большой рекламной площадкой. И по мере того, как компания растёт и грязнет в бюрократии и политике, техноцентризм делает атмосферу всё более тяжёлой для сотрудников, вынужденных быть винтиками в огромной машине.

Откровения Адамса дополняют составленный скептиками длинный список причин, предположительно мешающих Google+ успешно противостоять Facebook. Среди прочих — отсутствие игр и приложений, отсутствие связки со сторонними сервисами. Есть даже математическое обоснование несовершенства G+, опирающееся на теорию о ценности социальной сети как производной от качества социальных групп, но не качества связей между индивидами.

Впрочем, пытаться сейчас предугадать, кто выйдет победителем в схватке за социальное будущее Веб, вряд ли разумно. Доступ в G+ всё ещё ограничен, да и не все игроки сделали ставки. К примеру, Microsoft на днях — якобы, случайно — продемонстрировала первые наброски проекта Tulalip, суть — поисковой машины с социальными функциями, вполне способной стать самостоятельной соцсетью. В текущей ситуации интересней и выгодней всего придерживаться не сторонников или противников конкретного проекта, а попытаться оседлать ту волну, которую неизбежно поднимет столкновение Facebook, Google, Microsoft и может быть кого-то ещё.

Главные участники разворачивающейся драмы действуют в условиях чрезвычайно жёсткой конкуренции. Социальные сети — не ракетная техника, не атомная энергетика. Превосходство одного здесь моментально нивелируется аналогичными разработками соперников (вспомните хотя бы видеочат Hangouts и реакцию Facebook). Но в данном случае сам факт борьбы важней её исхода, ведь она подталкивает эволюцию. Тут уместна аналогия с концом девяностых и битвой поисковых систем. Кто победил известно, но спросите себя — так ли уж это важно и хотели бы вы вернуться к примитивным поисковым технологиям десятилетней давности?

Не нужно — да и стоит ли пытаться? — быть пророком, чтобы понять, что и социальные сети ждёт аналогичный взрыв функциональности. Полезней будет вовремя оказаться в нужном месте, в числе тех пионеров, которые задействуют новые функции на благо рядового пользователя.

Похожие статьи:

Новости партнеров